История о вечной любви или красота под дёгтем

Лицо девушки было вымазано дёгтем. Она старалась никому не показываться, ведь в таком виде предстояло ходить несколько дней. Но полковник фон Лорер умудрился разглядеть красоту. Даже под слоем тёмного «грима» он распознал: юная княжна Цицианова – просто находка.

из рисунков князя Г.Гагарина – кавказский период (а род Цициановых – от древнейших кахетинских князей)

Иван фон Лорер в детстве звался Иоганном, и родился он в Пруссии. Но в 1740-х оказался в России среди голштинцев, сопровождавших будущего императора Петра III. Как и Карл Петер Ульрих, молодой человек принял православие и поменял имя. А затем получил невероятное назначение: главнокомандующий войск Великого князя. Правда, войск картонных.

Пётр Федорович обожал своих солдатиков. У него была целая армия, снабжённая ружьями и пушками, лошадьми и походными палатками. Великий князь мог часами возиться с войском. Но иногда случалась неприятность: крысам тоже нравились картонные человечки. По утрам, не досчитавшись пехотинцев, Пётр Федорович очень сердился. И отправлял главнокомандующего под арест. Солдатики были игрушечными, а наказание – самым настоящим. Но Ивану фон Лореру приходилось с этим мириться.

игрушечные солдатики были популярнейшей игрушкой во все времена

После воцарения императрицы Екатерины II, Иван фон Лорер служил уже по-настоящему. А после, выйдя в отставку, решил поселиться в южных широтах. Сырой петербургский климат неважно сказывался на его здоровье. К тому моменту у него было небольшое состояние и полезные знакомства (к нему неплохо относился сам Светлейший князь Потёмкин). По пути в Херсон половник фон Лорер остановился в местечке Санжары. Дело близилось к вечеру, и нужно было найти ночлег.

Местные подсказали: дом грузинского князя Цицианова – большой и гостеприимный. Недолго думая, Лорер постучался. К удивлению полковника, его разместили наилучшим образом, словно близкого родственника. Сам князь Евсей (Яссе, по-настоящему) усадил Лорера за стол, и за неспешной беседой они коротали вечер. Визитёры издалека тут были редкостью.

Полотно К.Моне

Обрусевший пруссак и сам не знал, отчего так разговорился: рассказал про службу в картонных войсках, про дальнейшие события, что собрался поселиться в Херсоне и, если повезет, жениться. Возрастом он уже к пятидесяти, а супругу так и не нашёл.

– У нас дочка есть. – Мрачно сообщил князь. – Младшая. Единственная, кого замуж не взяли. Хворая она.

У Екатерины (Кетеван) Цициановой, юной грузинской княжны, лицо частенько покрывалась сыпью. И тогда, по старинному рецепту, девушку мазали дегтем. Но как-то не помогало. Четыре сестры без проблем нашли мужей, а к Екатерине никто не сватался. Красная короста отпугивала женихов. Но Лорер – из любопытства – решил взглянуть на княжну. И разглядел красоту под дегтем!

Он увидел черные глаза и прекрасные волосы, очаровательную улыбку и стройный стан. А остальное… Пройдет!

Александр Иванович Лорер, первенец Ивана Ивановича

Утром Лорер уехал в Херсон. Князь Потёмкин встретил его радушно, выделил квартиру и тысячу рублей содержания. Накупив подарков, Иван помчался в Санжары, и с порога заявил, что женится на княжне Цициановой. Если родители, конечно, не против.

В княжеском доме плакали от счастья. Дёготь отмыли, молодых благословили, и на пятый день обвенчали девятнадцатилетнюю Екатерину с Иваном в приходской церкви. Шел январь 1779 года, а ровно девять месяцев спустя у супругов родился первенец, сын Александр.

Александра Смирнова-Россетт, фрейлина Двора, была внучкой Ивана Лорера и княжны Цициановой (их портретов, к сожалению, не сохранилось)

Иван фон Лорер стал вице-губернатором Херсона. Его брак с княжной Цициановой оказался счастливым, и в нем появились семеро детей. Кстати, за девушкой дали немалое приданое – 20 тысяч рублей, меха и серебряную посуду. А короста больше не появлялась, в этом главнокомандующий картонных войск оказался совершенно прав.

Несмотря на разницу в возрасте, княжна и полковник прекрасно понимали друг друга, а после смерти Ивана Ивановича его любящая супруга остановила стрелки его часов.

“Мое солнце закатилось”, – говорила она.

Историю же княжны Цициановой записала в мемуарах её внучка, знаменитая фрейлина и подруга Пушкина – Александра Смирнова-Россет.

 

Источник Ника Марш

Оцените статью
Икона стиля
История о вечной любви или красота под дёгтем
Молодят и выглядят стильно: 15 образов